FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь
176 городов
September – October
176 cities
12-14 октября 2018
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры

Ученые доказали стабильность минерала железистого бриджманита в нижней мантии Земли

Учеными МГУ в составе международного коллектива было впервые доказано существование железистого бриджманита и обоснована стабильность этого минерала во всем диапазоне глубин нижней мантии Земли. Результаты работы опубликованы в журнале Science Advances.

«Согласно современным представлениям, минерал бриджманит является основной фазой нижней мантии, на которую приходится около 1/3 объема Земли. Соответственно, физические свойства бриджманита имеют решающее значение для понимания динамики нашей планеты и в значительной степени определяют процессы на ее поверхности — от глубокофокусных землетрясений до геохимических циклов, ответственных за образование месторождений полезных ископаемых. Исследование бриджманита при параметрах его термодинамической устойчивости крайне затруднено, что определяет противоречивые оценки его физических свойств», — рассказывает профессор кафедры петрологии геологического факультета МГУ, доктор геолого-минералогических наук Андрей Бобров.

Группой исследователей из МГУ имени М.В.Ломоносова (Москва, Россия), Баварского Геоинститута (Байройт, Германия), Европейского центра синхротронного излучения (Гренобль, Франция) благодаря использованию алмазных наковален с лазерным нагревом было впервые доказано существование железосодержащего бриджманита (со структурой перовскита) и обоснована его стабильность во всем диапазоне глубин нижней мантии Земли.

Успешно синтезировав железистый бриджманит ученые показали, что он стабилизируется присутствием трехвалентного железа (изученный синтезированный кристалл отвечает составу (Fe2+0.64(2)Fe3+0.24(2))Si1.00(3)O3) и, по сравнению с бриджманитами другого состава, имеет аномально низкую сжимаемость. Этот уникальный эффект может быть использован для интерпретации латеральных сейсмических неоднородностей в нижней мантии Земли.

«Экспериментально показано, что для железосодержащего бриджманита скорости звуковых волн на 2% ниже, чем в магнезиальном бриджманите, что особенно важно для объяснения данных сейсмической томографии. Кроме того, было установлено, что для железистого бриджманита, синтезированного в условиях нижней мантии, характерно значительное количество структурных дефектов, которые не характерны для таких высоких давлений. Установленные различия в свойствах железистого и магнезиального бриджманитов указывают на значительную «гибкость» структуры и состава этой нижнемантийной фазы, что может быть использовано для интерпретации целого ряда геохимических и геофизических наблюдений», — говорит Андрей Бобров.

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Ученые обучили нейросеть определять пол человека по написанному тексту

Как летал четырехкрылый динозавр

Около десяти лет назад палеонтологи, проводившие раскопки на территории Китая, обнаружили нечто совершенно удивительное — четырехкрылого пернатого динозавра. Найденный микрораптор оказался не единственным в своем роде: позднее ученые откопали еще нескольких.

Песнь рыбы и клопа

Корова говорит «му-у», кошка — «мяу», лягушка — «ква-ква», собака — «гав-гав» — так нас учат родители ещё в раннем детстве. Мы усваиваем эти знания как аксиомы и помним о них на протяжении всей жизни, точно собственное имя.

Ученые МГУ исследовали механизмы влияния модификаций белков на апоптоз

Как котики повлияли на науку (Часть 5)