FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь
176 городов
September – October
176 cities
12-14 октября 2018
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
октябрь-декабрь 2017
МВДЦ «Сибирь», Кванториум,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры

Забытые болезни. Часть I

История человечества насчитывает немало темных периодов, когда на большие территории опускалась невиданная болезнь и опустошала все вокруг. Среди них - много таких болезней, которые до сих пор не удалось идентифицировать: они приходили буквально ниоткуда, собирали свою жатву и отправлялись в никуда, больше никогда не тревожа людей. Одной из таких болезней был

АНГЛИЙСКИЙ ПОТ

Английский пот - это инфекционная болезнь неясного происхождения с очень высоким уровнем смертности, несколько раз посещавшая Европу (прежде всего Англию) между 1485 и 1551 годами.

«Английский пот» имел, скорее всего, как это ни парадаксально, неанглийское происхождение и пришёл в Англию вместе с династией Тюдоров. В августе 1485 года живший в Бретани (Франция) Генрих Тюдор, граф Ричмонд, высадился в Уэльсе, победил в битве при Босворте Ричарда III, вступил в Лондон и стал королём Генрихом VII. За его войском, состоявшим в основном из французских и бретонских наёмников, по пятам шла болезнь. За две недели между высадкой Генриха 7 августа и битвой при Босворте 22 августа она уже успела проявиться. В Лондоне за месяц (сентябрь — октябрь) от неё умерло несколько тысяч человек. Затем эпидемия утихла. Народ воспринимал её как дурное предзнаменование для Генриха VII: «ему суждено править в муках, знамением тому была потливая болезнь в начале его правления».

В 1492 году болезнь пришла в Ирландию как английская чума, хотя ряд исследователей утверждает (ссылаясь на отсутствие указаний на пот как симптом в источниках), что это был тиф.

В 1507 и в 1517 годах болезнь вспыхивала вновь по всей стране: в университетских Оксфорде и Кембридже умерла половина населения. Около этого времени английский пот проникает и на континент, в Кале (тогда ещё английское владение) и Антверпен, но пока это были только локальные вспышки.

В мае 1528 года болезнь явилась в Лондоне в четвёртый раз и свирепствовала по всей стране; сам Генрих VIII был вынужден распустить двор и покинуть столицу, часто меняя резиденцию. На сей раз болезнь серьёзно перекинулась на континент, появившись сначала в Гамбурге, затем на юг дошла до Швейцарии, а через всю Священную Римскую империю на восток в Польшу, Великое княжество Литовское и Великое княжество Московское (Новгород), а на север в Норвегию и Швецию. Обычно везде эпидемия продолжалась не больше двух недель. Франция и Италия остались незатронутыми ею. К концу года она исчезла везде, кроме востока Швейцарии, где держалась до следующего года.

Последняя вспышка произошла в Англии в 1551 году. Известный врач Джон Киз как свидетель описал её в особой книге: A Boke or Counseill Against the Disease Commonly Called the Sweate, or Sweatyng Sicknesse. Также симптомы болезни скрупулезно описывал  знаменитый Фрэнсис Бэкон в своей "Истории правления Генриха VII".

В XVIII—XIX веках во Франции появлялась подобная болезнь, известная как «пикардийский пот», но это была всё же иная болезнь, поскольку, в отличие от английского пота, сопровождалась сыпью.

Высокопоставленные жертвы

Среди жертв первой вспышки в 1485 году было двое лорд-мэров Лондона, шестеро олдерменов и трое шерифов.

Несколько раз болезнь поражала людей, близких к королевской семье Тюдоров. Возможно, от неё умер Артур, принц Уэльский, старший сын Генриха VII, в 1502 году. Считается, что будущая (на тот момент) жена Генриха VIII Анна Болейн пережила «английский пот» и выздоровела во время эпидемии в 1528 году.

Симптомы и течение

Болезнь начиналась с жёсткого озноба, головокружения и головной боли, а также сильных болей в шее, плечах и конечностях. После трёх часов этой стадии начиналась горячка и сильнейший пот, жажда, учащение пульса, бред, боль в сердце. Никаких высыпаний на коже при этом не было. Характерным признаком болезни была сильная сонливость, часто предшествовавшая наступлению смерти после измождающего пота: считалось, что если человеку дать уснуть, то он уже не проснётся.

Однажды переболев потливой горячкой, человек не вырабатывал иммунитета и мог умереть от следующего приступа.

Причины

Причины «английского пота» остаются загадочными. Современники (в том числе Томас Мор) связывали её с грязью и некими вредными веществами в природе. Иногда её отождествляют с возвратным тифом, который разносят клещи и вши, но источники не упоминают характерных следов укусов насекомых и возникавшего при этом раздражения. Другие авторы сближают болезнь с хантавирусом, вызывающим геморрагические лихорадки и лёгочный синдром, близкий к «английскому поту», однако он редко передаётся от человека к человеку, и такая идентификация тоже не общепризнана.

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Обыкновенный гений

Французский математик российского происхождения Максим Концевич стал одим из лауреатов крупнейшей в мире научной премии  в области математики - Breakthrough Prize in Mathematics.

Биолог МГУ: мшанки, плеченогие и форониды произошли от общего предка

Прогресс побеждает зло

  На протяжении большей части истории идеи прогресса не было как таковой. Люди верили: всё идёт по кругу раз и навсегда установленного распорядка.

Вампиры против инсульта

Фильмы о вампирах не показывают неудобства связанные с исключительно кровяной диетой: нескончаемое мочеиспускание, раздутый желудок и т.д. Только три вида млекопитающих, все три – летучие мыши, способны жить как истинные вампиры.

Ученые установили, как белковое окружение наночастиц серебра влияет на их клеточную токсичность

Старшему научному сотруднику химического факультета МГУ Владимиру Боченкову совместно с коллегами из Дании удалось расшифровать механизм взаимодействия наночастиц сереб